Художница Аня Желудь об арт-резиденции в деревне Аринино

15 Сен 2013

Художница Аня Желудь исследует личный мир женщины. Home magazine она приоткрыла двери в собственный мир, рассказав об арт-резиденции в деревне Аринино, и объяснила, чем женское искусство отличается от мужского.

Аня Желудь

художница

Работает в жанрах живопись, инсталляция, скульптура. Номинантка премии Кандинского и лауреат «Инновации». В 2009 году участвовала в Венецианской биеннале. Живет и работает в своей подмосковной резиденции «Аринино-арт», где осенью 2012 года открыла негалерею «Обочина».

Прошлой осенью вы открыли арт-резиденцию в Подмосковье. Расскажите о ней подробнее?
Это тридцать соток земли, находящиеся в моей собственности, я их превратила в арт-простран­ство. Здесь есть негалерея «Обочина», где можно посмотреть мою личную коллекцию, состоящую из собрания произведений моих питер­ских и московских коллег. В отделе музея современной скульптуры хранятся инсталляции Николая Полисского, Александра Бродского, Игоря Шелковского, Александра Повзнера, Хаима Сокола. Большая территория вокруг «Обочины» позволяет выставлять объекты паблик-арта. В «Аринино-арт» я устраиваю симпозиумы художников, провожу мастер-классы для начинающих художников, критиков и искусствоведов, общаюсь со случайно зашедшими в гости посетителями, живу.

«Тельняшка», 2010

В описании к вашему проекту «Пельмени» есть фраза «Женщина в актуальном искусстве остается женщиной». То есть искусство женское, на ваш взгляд, отличается от мужского?
Конечно. У мужчин аналитиче­ский склад ума, поэтому и подход к созданию произведения соответствующий. Женское искусство – чувственное, основанное на эмоциях в первую очередь.

«Гладильная доска», 2010

Многие ваши инсталляции сделаны из железных прутьев – совсем не женский материал. Вам кто-то помогает при работе с ними?
Заготовки я делаю сама. Обычно мне ассистируют сварщик и слесарь по металлу. Я не стремилась намеренно к столь брутальному материалу, то же самое можно было сделать из пластика, но это было бы технологически сложнее. К тому же металл – это доступный отечественный ресурс. Для меня он, скорее, даже не материал, а кисть, которой я рисую в пространстве.

Проект «Пельмени», 2009

В прошлом году вы устроили выставку-акцию «Отдам в хорошие руки», где бесплатно раздавали свои работы всем желающим. Поступок, который не очень вписывается в систему современных товарно-денежных отношений.
Пространство моей мастерской не позволяло хранить все работы. Мне нужно было очистить его, чтобы продолжить развиваться дальше как художник. Многие люди добровольно жертвовали мне деньги, если была такая возможность, и собранные средства помогли в решении новых творческих задач.

«Комнатное растение», 2009

В отечественной критике можно часто прочесть, что вас любят в арт-мире, но работы при этом покупают не слишком активно. Это действительно так?
Почти во всех знаковых учреждениях культуры – от Государственного центра современного искусства до Русского музея – есть мои работы. Но их я почти всегда дарю. Мне кажется это правильным, когда художник дарит свои произведения музеям и галереям. Продажи тоже есть, но с точки зрения коммерче­ской успешности они условные. Поэтому, наверное, правду пишут.

текст: Мария Панкова; фото: личный архив Анны Желудь

=) ;) :-D 8) :( :-| *CRY* *DEVIL* =-O :-[ :-* *QUESTION* *IMPORTANT* *EUREKA*


*